Другими глазами — цикл рассказов

Другими глазами — это возможность почувствовать мир непривычным образом.

Моя работа: тексты, озвучка, аудиомонтаж.
Музыка: Sergey Eyborg, dai/M.Graveyard

Сентябрь 2017 — декабрь 2017


Степь кругом

Только ты и дорога. Степь да степь кругом.

Чу-чух, чу-чух. Привычное многим.
Я прислушался и понял страшное. Чу-чуха больше нет! Они убили его! Амортизаторами? Шумоизоляцией? Ровными стыками рельс? Но они убили не шум — они убили еще одну тропинку к воспоминаниям о маленьком мальчике, который в составе большой дружной семьи ездил на дачу каждое воскресенье.
В дороге каждый занят ровно тем, на что горазд в этот момент — кто-то увлеченно спит, кого-то можно застать за просмотром фильма или прохождением очередного красочного уровня; кто-то специально ради особого экстаза от приема пищи ездит из города в город. Последняя категория, очевидно, внимательно читала брошюру «Как наибольшим образом бесить окружающих».
А что, если посвятить это время себе? Буквально. Только я и дорога. Закрываю глаза. Именно благодаря тому, что я больше ничего не вижу, я по-настоящему начинаю вживаться в происходящее вокруг. Шуршание пакетов — снова едоки? Чтож такое… Детский смех. Фрагменты из телефонных динамиков. Размеренный гул Его Величества Поезда. Снова детский смех. А за пределами поезда? Вот летят птицы. Вот облака. Я помню, что их не было при посадке. И тем не менее. Какое же небо без облаков? Вот я почти по-настоящему вижу, как свежепромасленные детали трутся друг об друга и движут большую машину вперед. Открываю глаза — и от ярких интересных картин я возвращаюсь к скучному серому восприятию. Визуальному. Такое привычное, почти всегда однозначное. А потому неинтересное.


Сила маленького камня

О, великие люди! Я — всего лишь маленький камень. У меня нет такого великого разума, коим обладаете вы, нет и такого удобного тела. Нет души. Я всего лишь холодный камешек. Но у меня есть то, чем не обладает ни один из моих сородичей. И даже вы, сильнейшие, часто этим пренебрегаете — у меня есть сила намерения.
О, теплокровные, высшая раса! Я расскажу вам свою маленькую историю. Никчемную, конечно, по вашим меркам.
Я лежал на земле и грелся на солнце. Наверное, долго. Нет смысла считать время, когда ты просто делаешь то, что тебе подходит. И вдруг я почувствовал, как меня поднимают и кладут в толпу других камней. Как же было тесно. Я понял, что рядом мои крупные братья. Сверху упали еще. Куда меня забрали? Зачем? Как бы там ни было, нужно было выбираться. Я хорошо разбирался, с какой стороны тянет земля. И мне нужно было в обратную сторону — ближе к согревающим солнечным лучам. Внезапно нас очень сильно тряхнуло. Да это же шанс! Пока другие братья одного размера со мной опускались ниже при каждой встряске, мне удавалось протиснуться наверх. Еще немного, еще. Аккуратно протискиваясь среди крупных камней, и тех, что поменьше.
Солнечные лучи озарили одну из моих сторон. А через некоторое время нас всех очень сильно ударило, и мне удалось выпрыгнуть. Я сбежал, и снова принимаю дары солнца, и снова на родной земле.
Сила не в большом размере. Сила — умение использовать внешнее воздействие в свою пользу.


Хранитель времени

…Я очнулся у подножия башни. Все, что было до этого — дни, которые вроде бы сменяли друг друга, а вроде кто-то просто транслировал запись одного и того же много раз.
«Нужно к старцу», это я, однако, помнил отчетливо. Мне нужны были ответы — и убеждение, что я получу их, не покидало меня.

Спустя долгие многочисленные ступени я оказался у старца. Все было подозрительно знакомо.

Я, удивившись своей же наглости, разразился вопросами. Что-то о смысле жизни, о том, что ждет меня и весь мир, что такое правильно, и кому дано право определять это.

Старец рассмеялся; а вдоволь нахохотавшись, сказал «выдать очередному прохвосту еще 24 часа». Поднялась буря. Я не разбился, но меня скинуло вниз. К подножию башни. Потеря сознания.


Детская радость

Был прекрасный морозный солнечный день. Ветра не было — как будто тот, кто постоянно дует на города, взял отгул.
Мальчик быстро шел в сторону рынка. Он знал, куда конкретно. Знал, зачем. О, смысл! Накопив горсть мелочи, он шел за светодиодами. В памяти теплились воспоминания, как приятно засыпать под их монотонное свечение. Как прекрасно светились они в темноте! И он шел на рынок. Знал, что там он найдет трехцветные светодиоды. Знал, что из основных цветов можно получить практически любой другой. И вот, паря в мечтах, он даже не заметил, как ноги сами привели его к цветным ящикам с маленькими деталями.
«Сколько стоит трехцветный светодиод?» «Восемьдесят рублей.» Пелена, сотканная из фантазии, рухнула с грохотом. Он понимал, что горстка мелочи в его кармане не таит таких богатств. И тем не менее, начал пересчитывать монеты, будто это что-то изменит…
«Мда…» Повисла немая пауза. Продавец — бородатый мужчина лет 40 — достал маленькую коробочку и сказал: «Подставь ладонь.» Мальчик подставил, и тотчас она наполнилась светодиодами. С гнутыми ножками, круглые разных размеров, прямоугольные, — всякие, вообщем. Товарного вида у них не было — наверное, выпаянные.
«Сколько я за это должен?» Мужчина в ответ улыбнулся:»Нисколько».

История уже и не помнит, поблагодарил ли мальчик продавца. Душа была вновь охвачена эйфорией, но уже другого толка. А ноги несли его снова бесконтрольно — и спустя годы он все также идет, а добро, полученное им в детстве, многократно увеличенное, отдает он другим.


Эксперт по ракам

У этого глаза раскосые — злой, сразу видно. А у этого одна клешня больше другой — целеустремленный, поди. И все удивлялись. У человека дар оценки рачьих характеров.
Но есть у него одна, позвольте сказать, ущербность, что ли. Даже стыдно говорить — не мог он по виду человека оценить. И в этом был его дефект. В то время, как его родственники и друзья с радостью и язвительным удовольствием вешали ярлыки друг на друга и на других, по первому же виду.
Все вокруг знали про дефект рачьего эксперта — он, в отличие от всех, кто его окружал, мог оценить по виду только рака, но никак не человека. «Это неправильно», — возмущался он. «Человек не выбирает себе лицо, но выбирает, кем ему быть, как себя вести», — парировал он. Все сочуственно-понимающе кивали, а когда он отворачивался, крутили пальцем у виска.


Костер

Приятно видеть, как горят твои ошибки. Как горит то, о чем ты просто не хочешь помнить.
Стуком стеллажей отзывается память. «Я не хочу больше помнить об этом.» И очередная мысленная фотокарточка отправляется в костер.

Это самый успокаивающий огонь, который я когда-либо видел.


Холодильник

«Для того, чтобы создать теплый семейный очаг, нужен генератор холода.»

Думаю, у техники есть и душа, и настроение.

В корпус будущего холодильника ставят промасляный агрегат. С этого момента окончательно становится ясно, что он всю жизнь будет тихонько гудеть, а при остановках — шумно шипеть и трястись, пугая по ночам какого-нибудь кота.
Промасляный компрессор, идеальные полированные бока, без единой царапинки. Сошел с конвейера. Оттуда отправился на склад, а оттуда уже и в магазин. У холодильника не было глаз, ушей и сознания, но если бы были, то он бы предвкушал интересную жизнь бытовой техники. Был бы полон амбиций, как юноша лет 18-20.
В магазине его приобрела какая-то пара. Для того, чтобы создать теплый семейный очаг, нужен генератор холода.
И жизнь холодильника была насыщенной. Была еда, много еды. Причем забирали одну еду, но назад ставили другую. Он действительно пугал по ночам кота своим внезапным шипением. О, легендарные ссоры на кухне! Не поверите — он присутствовал при каждой из них! За долгие годы он стал родным и его уже не стеснялись. Иногда рука главы семейства в потемках скользила по корпусу, чтобы нащупать ручку — что, дорогой, опять проснулся голодный? Ребенку было не достать до верхних полок, и в такие моменты он бы услужливо спустил их — но не было возможности, инженеры не продумали. Есть еще, что вспомнить. Как забудешь эти нежные руки, которые больше всех остальных трогали его, мыли его? Хозяйка, ты такая заботливая! Иногда напевала что-то, и часами могла бывать на кухне. Нравится ей здесь, чтоли?
Этот забарахлил, давай возьмем новый. Двигатель забился сильнее и тревожнее. Что? Вы про меня? Но… а как же…
Компрессорное масло от обиды потекло по кухонному полу. И двигатель остановился.


Пластиковое пианино

Это история, которую мы с вами проживаем. История удешевления, перехода к массовой доступности и снижения качества.

Когда-то пианино были только в обеспеченных семьях. В благородных корпусах из дерева. Теперь есть синтезаторы в магазинах «все-по-сто» — они даже близко не составляют конкуренцию своим предкам. Сходство небольшое — ряд черных и белых клавиш. Тоже звучит, хотя и не похоже.

Не понимаю людей, склонных лелеять воспоминания о качестве былой жизни. Обожаю запах вновь распакованной высокотехнологичной вещицы.
Передавленный дискретизацией звук вместо живого оркестра. Щелчки кнопок электронной книги. Запах современности вместо аромата пожелтевших страниц в крупной научной библиотеке. Деградация, светодиодным экраном смотрящая на меня из интернетов, расплывается приятным масляным пятном по сознанию.
Жужжащая трубка, транслирующая мне чье-то внимание. Конечно, у меня таких несколько штук — я же современен как никто другой.
Пустое молчание в чат. Вместо многозначительного молчания и взгляда.

Современность, рано или поздно ты умрешь. Вообще-то я не приду на твои похороны, но знай — я буду вечно любить тебя.


Последние минуты на Земле

Они знали. Они знали это совершенно точно. Знали, что полетят ракеты. Знали, что будет ответ.
Да, это оно. В иллюминаторы были отчетливо видны ракеты игрушечных размеров. Попытки сознания превратить все в шутку располагали к недооценке. Но ракеты были настоящие, а размер… от одной такой взрывная волна несколько раз обогнет планету, а их там сколько.
Немой ужас держал команду в оцепенении. Даже молчание было командно слаженным. Американцы, русские, китайцы. Люди, одумайтесь, разве национальная принадлежность делает нас врагами?
Минуты, длившиеся вечность. На станции нет притяжения, но если бы и было, кружка все равно замерла бы в воздухе. Сверхтехнологичная смерть неслась к цели, но скорости не ощутить — каждый мысленно прощался с тем, что так любил, и мысли превращали время в тягучий густой кисель. Больше никогда не вернуться туда, где тебя любят. Да и любить будет некому.
Вот и первые волны. Боль планеты. А еще там, и там… С орбитальной станции все выглядело… как салют. Печальный. Последний салют. В виски больно било в такт изнутри.

Это конец.


Пока бегут волны

По мотивам книги «Искусство быть собой» Владимира Леви

Расслабьтесь. Вам следует присесть, приняв удобное положение.
Возьмите любой предмет. Внимательно смотрите на него на медленном вдохе. Разглядывайте детали, подумайте, из чего он сделан. На выдохе закрывайте глаза и представляйте, как этот предмет стирается из вашего внимания. Например, размывается волной. Можете даже представить себе, что сидите в этот момент на речном или морском пляже, слышите чаек. А предмет размывается, как узор на песке от волны. На вдохе снова восстанавливайте внимание на предмете.
Через некоторое число вдохов-выдохов вы почуствуете легкость. Если так легко забыть о предмете, на котором только что была концентрация внимания, значит, любая проблема размывается волной точно так же!

Вам не грозит стресс, если вы научитесь видеть, как бегут волны и размывают вашу зажатость в мыслях.


Зреющий плод

Человек растет на протяжении всей своей жизни. Речь идет о всестороннем развитии — и физическом, и в плане становления личности.

Человек — это почва для бактерий и мыслей. Внимательнее присмотримся ко второму.
Вот мысль попала в благородную среду. Принялась, и стала прорастать. Это может быть сорная мысль, тогда она, прорастая, заставляет человека страдать. А может быть, это хорошая мысль — и она делает жизнь носителя лучше. Про любую из мыслей, независимо от типа, можно сказать — вот она живет вместе с носителем, живет у него в голове и управляет им. Он, человек, может даже не догадываться об этом влиянии.
А порой человек сам не дает хорошим семенам попасть в почву. Но с удовольствием поливает и удобряет сорняки. Будьте внимательнее на своем огороде!


Дружба двух Я

Есть два Я — Я Сегодня и Я Завтра. Я Сегодня имеет преимущество первого хода.
Я Сегодня выпил кофе — Я Завтра уже не такой бодрый, какой мог бы быть. Ведь кофе не дает бодрости, а высвовождает ее из внутренних ресурсов человека. Какой вариант у Я Завтра? Привычки у него те же. Я Завтра украдет бодрость у следующего. И так далее.
Я Сегодня не стал разбирать беспорядок. Если сам Я Сегодня беспорядка не видит, возможно, проблемы и нет. Но признанный беспорядок отнимает силы. И неважно, какой это беспорядок — в управлении временем, деньгами, или в личных отношениях. Как легко найти нужное по картотеке. А если все свалено в кучу? Много сил уйдет на поиск нужного. Я Сегодня может быть прав, и потратил время на что-то более важное. Но оставляя мешающий беспорядок, он обрекает всех последующих Я Завтра на лишние траты времени и сил.

Автор не собирается читать морали. Уважаемое Я Сегодня, не стоит постоянно жить убегающим завтрашним днем. Не всегда нужно действовать по правилам. Но любой твой выбор влияет на Я Завтра, который станет тобой.


Горизонт

Взгляды провожали красное зарево, уходящее за горизонт. А что такое горизонт? Линия вдалеке. Непостижимая, вечно ускользающая. Эта линия забирает дни с одной стороны и приводит новые с другой.

Не менее интересным бывает и окаймление горизонта. Небо, кистью выкрашенное в синие, красные либо серые тона. Природа, как ребенок, перепачкавшийся в уличных играх, великолепна в своем чумазом разнообразии. Обладая силой тысячи великанов, она играючи катает в водной стихии валуны, причудливо обтачивает скалы, хотя те на вид и на ощупь напоминают монолитную крепость. Узоры на песке и на камнях. Крик птиц — пожелание о мире. Шипение волн.

Немного позднее включат звезды. Мы поднимем головы и увидим дороги из молока — именно так мы воспринимаем соседей из других галактик.

Говорят, чтобы что-то получить, нужно за этим бежать. Какой вздор! Остановитесь — и желаемое придет к вам само. Барахтаясь в стихии, вы только зря теряете силы. Его Величество Случай имеет разный вид и характер, но всегда облачен в мантию Завтрашнего дня. Завтра он скинет эту мантию и станет Моментом.

Завершая день, мы закрываем глаза, думаем о том, что случилось. И в сущности неважно, хорошее произошло или плохое. Плохой день канет в небытие, а хороший повторится вновь. Неизвестно, когда именно. Но одно мы знаем точно — он придет из-за горизонта с другой стороны.


Антикварщик

Много сундуков у антикварщика. Чем антикварщик старше — тем больше сундуков. Что же лежит в этих сундуках? Результат столкновения их владельца с жизнью. Так хранятся опыт, знания, предрассудки.

Антикварщик — любой из нас. Лелеем наши воспоминания. Какие-то из воспоминаний интересны другим людям, а какие-то ценны только для нас, а для других не стоят и выеденного яйца. Есть в сундуках шмотье, которое вроде и не нужно, но мы никак от него не избавимся. Иногда, перебирая содержимое, мы видим вещи, напоминающие что-то. Если это что-то хорошее — мы улыбнемся. Плохое может быть связано с такими шрамами, что аж сердце отзывается колющей болью. В таких случаях и улыбка, и боль, и побежавшая по щеке слеза — нечто, что скорее всего никто никогда не увидит. Да даже мы не хотим себя видеть в этот момент. Тело в реальности, но нас нет. Теряемся внутри себя, в квартирке с сундуками.


Картограф сновидений

Этих двух друзей периодически можно встретить в этом кафе. Оба интересны; Андрей обладает определенной долей прагматизма, Максим склонен к мистицизму. Их взгляды на жизнь изрядно расходятся; возможно, именно поэтому они с удовольствием общаются друг и другом.

-В картографии сновидений это называется пузырь восприятия. И не думай смеяться.

-И не собирался, — с улыбкой ответил Андрей.

-Это одно из тех мест, которые ты видел в реальной жизни. Из пузырей восприятия складывается сновиденная реальность. Их совокупность может быть абсурдна при попытках понять, но во сне все будет сочетаться гармонично.

-Вода будет сочетаться с огнем?

-Ну, в пример могу привести перекресток. Смотришь в одну сторону — одна улица, при этом в другую видишь улицу совершенно другого перекрестка. Ты помнишь из жизни оба перекрестка, но как они объединились — для тебя загадка.

-В прошлый раз ты рассказывал, что карты разных людей могут совпадать.

-Не могут совпадать, а совпадают. Но не буквально.
Максим заменил продолжение темы действием, долив чай из принесенного чайника.

-Но сегодня я бы хотел рассказать не об этом. Ты продолжаешь выписывать места, которые тебе снятся?

-Да.

-Сколько набралось?

-Порядка 35.

-Есть повторы?

-Бывают.

-Для того, чтобы собрать всю карту, нужно потратить годы, а кому-то не хватит и жизни. Все очень индивидуально. Но есть один приятный бонус в картографии сновидений, который доступен тебе уже сейчас.

Громкий звон подноса заставил их отвлечься. Впрочем, ничего особенного; диалог продолжился.

-Так, надо восстановить, о чем говорили.

-Ты сказал про годы, чтобы собрать карту, и сказал про бонус.

-А, точно. Доступный бонус — это возможность быстро засыпать. Ты вспоминаешь подряд определенные локации, ну, то есть пузыри восприятия, и это позволяет тебе погрузиться в сон. Это как бы переносит тебя.

-Какие именно локации нужно вспоминать?

-У каждого свои локации и последовательность, нужно экспериментировать. Я свою вычитал на форуме; дополнил своими локациями и получил рабочий алгоритм.

Максим задумчиво смотрел в окно. Вглядывался в вечерний суетливый город, а может даже смотрел сквозь картину из мерцающих огней. Третий этаж давал легкое ощущение возвышенности над суетой.

-Сначала, я представляю себе индустриальную зону. У каждого она выглядит по-разному. У меня это большая электростанция с сетчатым забором. Раньше деталей было немного. С практикой нахожу их все больше; еще почему-то погода поменялась. Когда я попадаю к электростанции, лежит снег. Я иду по снегу, и попадаю куда-то вроде… церкви? Знаю только, что там сидят дети, и женщина им что-то рассказывает. И это имеет религиозный оттенок, я просто знаю это. От зала меня отделяет дверной проем с распахнутой дверью, я же нахожусь в небольшом помещении у входа. Здесь метут пол; я явно мешаю. Под недовольное бурчание меня сметают — да-да, именно! — и я попадаю на свою карту, вспоминая локации, которые мне снятся наиболее часто. Хорошо, если локации связаны с перемещением. У меня это метро под землей и что-то вроде надземного монорельса. Если уснуть не удалось, я снова возвращаюсь к электростанции, и все повторяется.

Рецепт мы с вами подслушали, оставим друзей в покое.


Снежинка

Находится во власти ветра. Не может приземлиться прицельно. Прохожие, детская площадка, грибок на детской площадке.
Приземлилась. Пока холодно, она в безопасности.

Но вот теплеет. И снежинка уже и не снежинка вовсе, а капля воды. Капля стекает с грибка, и пропитывает собой поверхность земли.

Вышло солнце. Превратило капли в пар, обучило их летать. То, что когда-то спустилось с неба, отправилось обратно наверх.

На небе снежинка повстречала похожих на нее. Они сбились в толпу. С земли их можно распознать как облако — если толпа небольшая, и как тучу — если собравшихся снежинок много.

Интересное дело — снежинки не чураются сливаться в капли. И вот они уже такие тяжелые, в своем объединении, что летят вниз. Снежинка стала каплей дождя.

Снова на землю.

Пройдет время, и с неба снова полетит она. Воздух холодный. А значит не дождь, не пар — снежинка вновь летит на землю.

Такова история снежинки; есть много других вариантов. Но для этой снежинки все сложилось именно так.


Мне не везет

Интересны бывают циничные рассуждения финансистов на тему везения. Если 140 миллионам обезьян раздать по 1000 рублей и монетке, и каждый раз, когда выпадает орел, удваивать сумму, то через 20 подбрасываний 133 обезьяны достигнут миллиарда. Ими будут восхищаться; какую-то из них пригласят на телепередачу, будут аплодировать. «Как вам, простой обезьяне, удалось заработать миллиард рублей?» Если бы обезьяна могла говорить, она бы пожала плечами и сказала: «Ну, я просто подкидывала монетку каждый день, и тратила на это не больше 15 секунд.»

По мотивам лекции Уоррена Баффетта


Вы можете

Возможно, это увидит кто-то из моих учеников. Или чьи-то ученики, неважно. В принципе, все мы чьи-то ученики. Значит, каждому важно узнать.

Не надо спрашивать разрешений у других: «А я могу заняться программированием?» «Я могу научиться фотографировать?» «У меня получится делать 3D модели?» Сейчас такой век. Не спрашивайте разрешений — делайте. Определитесь, что вы действительно хотите, берите любой ЯП, пишите что-нибудь, берите любую камеру и фотографируйте, интересуйтесь, узнавайте детали, допытывайтесь, как делать лучше. Узнайте, в чем обычно делаются 3D модели, для чего они делаются, как они различаются. Замодельте что-то простое.

Ни один человек не даст вам разрешения быть лучше в том, что он любит.

Вам не нужно ничье разрешение. Чтобы научиться гнуть монетку- гните монетку. Вы сможете.


Необычный магазин

Представьте себе, что время выдается как зарплата, каждый месяц. И получив такую зарплату, мы отправляемся в магазин. Только на ценниках — часы и минуты.

Бытовой отдел. Общение с семьей — 3 часа. Все экспресс-пакеты по 15 минут как всегда расхватали. Зеленые такие, с надписью «Мам, у меня все хорошо». Уоу, для тех, у кого общение с семьей обрело промышленный масштаб, стоят огромные 60часовые пакеты. Уборка — 2 часа. Да, у меня закончились, надо набрать на четыре воскресенья. Сон — 240 часов, беру стандартный пакет. Наивно надеюсь, что за месяц весь израсходую. Приготовление еды — небольшими пакетами по 40 минут набираю так, чтобы хватило на месяц. Работа — 160 часов нужно на основную, и еще 100 возьму для второй.

Звонок лучшему другу — 2,5 часа. Обязательно.

Развлечения. Ноги без моего ведома привели к 14часовому пакету компьютерных игр, на все выходные. Там как раз марафон будет. Ммм. Мне еще в отделе развития нужно будет потратиться. Ээээххх, беру. Просмотр видео — красные пакеты по 50 часов, 3 штуки. Я из того поколения, для которого не существует телевизор, а фон создавать чем-то нужно. Музыка. Взял охапку по 10 часов, прекрасно понимая, что все равно буду добирать к работе.

Спорт. Между развлечением и развитием. Так гармонично. Время, которое раньше тратилось на спорт, распределилось между сном и второй работой. Надо будет менять баланс.

Отдел развития.
Чтение. Стою и скрупулезно считаю. Не надо себе льстить. Взял 2 часа, кинул в тележку и быстро оглянулся. Сдвинул уборку так, чтобы чтение не было видно. А вот рядом прослушивание аудиокниг. Ну тут я герой. Гордо беру 25часовой пакет. Аудиокниги созданы для дороги. Или дорога создана для аудиокниг — уже не знаю. Видео в разделе обучение — 6 часов.

Беглый взляд выловил бизнес-отдел. Я помню, там что-то с конференциями скучными, что-то еще. Подавив поднимающийся апельсиновый сок, поспешил уйти подальше.

Творчество
Ох, чего только нет. Рисование, написание стихов, занятия музыкой. А вообще-то где я и где творчество, быстро прохожу в сторону касс.

Прикассовая зона.
5минутные батончики «это бесплатно», «соц опрос», «у нас новый тариф», «Клыздыщбах инвест 80% прибыли в месяц». Не то чтобы сильно нужно, они как-то сами оказываются в корзине.

Среди нас нет богачей при расчете в часах. Каждый сам выбирает, на что потратить время.


Дневник попугая

У этих есть какая-то штука, они подносят ее к уху и говорят. Я птица простая, слышу знакомый голос — кричу в ответ.

Эти опять пошли куда-то. Пусть уходят куда хотят. Лишь бы кормили вовремя.

Линяю, перья летят во все стороны. Побила крыльями, раскидала перья по всей кухне. Красота!

Выпустили из клетки. Грызу обои. Украшаю занавески. Снова грызу обои. Сажусь на голову этому. Приятное ощущение господства над человеком.

Захотелось есть, придется залезать обратно к кормушке. Такова моя пернатая жизнь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я порядочный(ая) комментатор(ша) (обязательно!)